Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть

Комитет Государственной Думы Федерального Собрания РФ по образованию и науке  |  



сегодня 02 июня вторник

Председатель Комитета Вячеслав Алексеевич НИКОНОВ

Приветствую вас на web-сайте Комитета. Уверен, что сайт станет для вас оперативным источником информации о нашей деятельности...
Поиск по сайту

21 апреля 2014 года Комитет Государственной Думы по образованию провел парламентские слушания на тему: «Правовое регулирование формирования содержания общего образования»

16.05.2014

На парламентских слушаниях были обсуждены вопросы, связанные с формированием содержания общего образования в соответствии с нормами Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

Председательствующий на слушаниях глава комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов, открывая дискуссию, подчеркнул, что считает ее весьма важной, поскольку «редко обсуждаются вопросы, связанные собственно с содержанием образовательного процесса и вопросами его законодательного регулирования».

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Ирина Мануйлова напомнила, что, согласно ранее действовавшему закону, существовал федеральный государственный образовательный стандарт, на основе которого составлялась примерная основная единая образовательная программа, на ее базе, в свою очередь, составлялись образовательные программы школ. Сейчас же, с принятием нового федерального закона, ситуация изменилась. «Образовательная программа теперь разрабатывается школой самостоятельно на основе стандарта и с учетом примерной образовательной программы. Ее можно и не учитывать. То есть примерная образовательная программа перестала быть обязательным нормативным документом, и образовательная организация может составить свою собственную образовательную программу, не используя примерную. Она может опираться только на стандарт.

Таким образом, с 1 сентября 2013 года стандарт стал документом прямого действия, – отметила Ирина Мануйлова. – «Но если мы с вами посмотрим на поэтапный переход на новые федеральные государственные образовательные стандарты, стандарты, в которых содержание образования отсутствует, становится понятно, что нам необходимо в ближайшее время определять порядок формирования содержания общего образования, при этом обеспечив законодательное нормативное закрепление этого формирования».

По ее мнению, анализ новых стандартов всех уровней показывает, что требования к содержанию образования и к его результатам прописаны недостаточно конкретно. «В условиях общих, расплывчатых формулировок требований учителя и другие разработчики учебных программ могут произвольно их трактовать, и в этом случае программы по учебным предметам, разрабатываемые отдельными учителями, могут существенно различаться по содержанию и во многом не совпадать с планируемым стандартом», – подчеркнула Ирина Мануйлова.

Комитет, по ее словам, считает, что «для выполнения в полном объеме требований принятого закона для обеспечения единства образовательного пространства, преемственности и вариативности содержания основных программ, государственных гарантий уровня и качества образования важно, не отказываясь от новых стандартов общего образования, ввести тем не менее в образовательное законодательство новое понятие. Мы обозначили его как «фундаментальное ядро содержания образования», хотя возможен и другой термин». Ирина Мануйлова пояснила, что под предложенным термином понимается «обязательная часть содержания каждого уровня по установленным в федеральных стандартах общего образования предметным областям в виде отдельных дидактических единиц и конкретных образовательных результатов. Все это входит в состав обязательной части образовательной программы».

Выступивший затем заместитель директора департамента государственной политики в сфере общего образования Министерства образования и науки РФ Павел Сергоманов напомнил, что федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) возник благодаря тому, что появились так называемые авторские, более самостоятельные и успешные школы, которые показывали более высокие результаты по сравнению с обычными. Он также остановился на новой возможности выбора учащимися учебных предметов и информатизации образования, которая «обрушила ценность информации, сделала ее абсолютно дешевой, доступной».

Кроме того, подчеркнул Павел Сергоманов, «фактически профессиональные сообщества поняли, что ориентация образовательных стандартов перешла с запоминания информации на освоение компетентностей. Фактически сам объект нормирования достаточно резко изменился, отсюда и идеология федеральных государственных образовательных стандартов состоит в том, что они регламентируют деятельность, а не учебный материал, как это было раньше. И конечно, введена единая система контроля качества знаний в виде ЕГЭ, которая также повлияла на вопросы, связанные с целеполаганием и, следовательно, с содержанием образования на уровне образовательной организации».По его мнению, не следует использовать логику противопоставления прежней и нынешней систем содержания образования.

Взявшая слово член комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Галина Николаева поддержала предложение о введении обязательного минимума содержания образования. Она подчеркнула важность вопроса о том, «с какими кадрами мы выходим сегодня на реализацию этого содержания образования». Галина Николаева обратила внимание на то, что федеральный перечень учебников сейчас слишком велик, это создает затруднения и для педагогов, и для детей, и для родителей. В заключение она предложила обратить особое внимание на решение вопросов о ФГОС и требованиях к образовательным организациям, занимающимся обучением детей с ограниченными физическими возможностями.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Олег Смолин для начала порадовался, что в последнее время нижняя палата парламента исправляет некоторые недостатки действующего образовательного законодательства. Затем напомнил, что советское образование входило в тройку лучших образовательных систем мира. «Сейчас, согласно докладу ООН о развитии человека, мы – сорок первые. 32 процента российского населения думают, что Солнце – это спутник Земли. Примерно столько же считают, что от радиоактивности можно избавиться, прокипятив молоко. По данным педагогов, порядка 20 процентов старшеклассников функционально неграмотные в смысле грамотности чтения, – рассказал Олег Смолин. – Я уже не говорю о том, что, по данным Академии образования, даже в 1992 году у нас 58 процентов подростков были способны к альтруистическому поведению, сейчас таких осталось 16 процентов».

По мнению Олега Смолина, образовательное законодательство России «отвечает на самые разнообразные вопросы, только не отвечает на главный: чему учить наших детей?.. Мы получили, уважаемые коллеги, проблему, связанную с тем, что расползается единое образовательное пространство. Даже на различных московских улицах человек, переходя из одной школы в другую, может оказаться совершенно в другой образовательной среде. Чуть ли не единственной скрепой остается ЕГЭ!» Олег Смолин сообщил, что комитет предложил очередные поправки в закон об образовании и коротко перечислил их суть. Во-первых, возвращение содержания образования в образовательные стандарты и включение в них базисного учебного плана для сохранения единого образовательного пространства. Во-вторых, внесение в закон так называемого золотого стандарта – обязательного перечня предметов обучения. В-третьих, комитет предлагает согласовывать стандарты в процессе их разработки с профильными парламентскими комитетами, российскими академиями науки и образования, Союзом ректоров и профессиональными ассоциациями.

«Мы полагаем, что стандарт должен быть продуктом образовательного сообщества, а не государственных чиновников при всем к ним уважении. Нам кажется, уважаемые коллеги, что пироги должен печь пирожник», – подытожил Олег Смолин.

Заместитель директора по научной работе Института содержания и методов обучения Российской академии образования Алексей Журин также настаивал на восстановлении единого образовательного пространства и введении фундаментального ядра содержания образования. «Новые стандарты стандартизируют, пожалуй, все сейчас в школьной жизни. Единственное, чего нет в стандарте, – это конкретного содержания. Вот отказались от базисного учебного плана. То есть каждая школа теперь вправе делать свой учебный план, а школ в России 45 тысяч! И что будет с ребенком, который переезжает из одного региона в другой?» – задался вопросом Алексей Журин.

Он также отметил, что сейчас не очень понятно, как формировать содержание образования, поскольку неизвестно, сколько часов в той или иной школе отводится на изучение того или иного предмета. Присутствовавшие на слушаниях педагоги и представители региональных министерств образования задали докладчикам немало интересных вопросов, в том числе о проблемах языкового образования коренных малочисленных народов, преподавания русского языка и литературы, обеспечения учебно-методическими пособиями и т.д.

Итог дискуссии подвел глава комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов. «Я как декан факультета в МГУ ежегодно получаю продукт нашего среднего или общего образования, – заметил Вячеслав Никонов. – И я могу сказать, что задача избавиться от туго набитых знаниями голов успешно решена. Ну, буквально единицы встречаются с туго набитыми знаниями головами, причем не каждый год. Число «светочей» мысли тоже маловато. Говорить и писать практически никто не умеет. Напомню: это МГУ. И поэтому считать, что мы в нашем образовании идем от успеха к успеху, мягко говоря, не приходится. И не случайно сейчас мы предпринимаем некоторые шаги, которые могут дать стимулы людям научиться хотя бы говорить и писать. Сочинение в программу возвращаем, снова появился устный компонент в экзаменах».

Вячеслав Никонов не исключил, что, возможно, где-то в школах учителю виднее, чему и как учить. Возможно, в каких-то школах учителя сами напишут прекрасные образовательные программы и учебные планы, нежели специалисты в Академии наук и Академии образования.

«Но вот я прикидываю: а какой процент учителей, какой процент школ напишут учебные программы лучше, чем Алексей Анатольевич Журин со своим институтом? – задался вопросом глава комитета по образованию. – Я думаю, в любом случае это будет меньше 1 процента. Значит, более 99 процентов напишут хуже. В чем тогда логика? Я такую логику не понимаю».

Говоря о проблеме слишком большого федерального списка учебников, Вячеслав Никонов вновь задался вопросом: может ли быть много хороших учебников в принципе? «Я специально спросил декана факультета вычислительной математики и кибернетики, академика и декана факультета мехмата в МГУ, сколько у нас в стране математиков, которые могут написать хороший учебник по математике для школы, – поделился глава комитета. – Они сказали: не более двух-трех. Почему учебников должно быть больше? Ответ, по-моему, достаточно очевидный».

Вячеслав Никонов отметил, что комитет не случайно обратил внимание на все эти острые вопросы. Он подчеркнул, что «надо идти к какому-то ядру образовательному, которое склеивало бы государство политически, идейно, которое бы давало набор знаний, необходимых для того, чтобы страна двигалась вперед, чтобы Россия была, как в свое время Советский Союз, все-таки на переднем крае образования».

Пресс-служба Комитета Государственной Думы по образованию

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal